Большой Данк. Легенда Эвертона

Для болельщиков Эвертона 1990-е были как катание на американских горках – случайные взлеты и частые падения. По сравнению с серединой 80-х, когда клуб был в зените славы, а трофеи и финалы Кубков случались каждый год, команда явно сползала вниз. Невнятная игра на поле и бездарное управление клубом привели Эвертон на край пропасти и угрозе вылета из Премьер-лиги. По иронии судьбы «ириски» владели тогда (как, впрочем, и сейчас) рекордом по количеству сезонов в высшем дивизионе чемпионата Англии со времени его основания. Чтобы представить, как плохи были дела, вспомните чудесное спасение «синих» в последнем туре сезона 1993-1994, когда проигрывая 0:2 Уимблдону на Гудисон Парк, Эвертон вырвал победу (3:2) и обеспечил единственный результат, позволивший сохранить место в АПЛ. Такой камбэк, иначе как чудом не назовешь.

Из года в год руководство клуба тратило большие деньги на трансферы, но покупало, к несчастью, футболистов, которые не смогли проявить себя на Гудисон Парк. На эмблеме клуба вышито латинское крылатое выражение «Nil Satis Nisi Optimum», которое можно перевести как «Только лучшее достаточно хорошо». Те, кто видел в футболке Эвертона Бретта Энджелла (Brett Angell), согласятся со мной, что его игра никак не соответствовала девизу клуба. А ведь за парня выложили полмиллиона фунтов стерлингов, сумма для 1994 года солидная, но в 20 играх за «ирисок» нападающий забил всего один гол – он просто не соответствовал уровню Премьер-лиги.

Майк Уокер, валлийский тренер, спасший Эвертон от вылета в 1994-м, понимал, что ему нужен футболист, который сможет взорвать это сонное царство, повести за собой, разбудить умирающего зверя. Нужен голеодор, вожак, яростный и бескомпромиссный. Всю предсезонку скауты клуба рыскали по метрополии в поисках такого игрока, но не нашли…

Дункан Фергюсон в Эвертоне
Впервые на Гудисон Парк

Старт нового сезона подтвердил самые худшие опасения. Иначе как кошмарным, его не назвать. К 13-му туру Эвертон плотно, что называется, с запасом, занимал последнее место. Жалких 4 очка, 8 поражений, единственный ноль в турнирной таблице красовался в графе побед ливерпульского клуба. Футболисты не играли, а «возили тачку» на поле. Кресло под Уокером не просто шаталось, оно исполняло пляску святого Витта. Но упрямый валлиец продолжал поиски спасителя клуба. И он его нашел. Нашел в Глазго, в тюрьме, и звали его Дункан Фергюсон. Увольнения Майк Уокер не избежал, но дело свое сделал. Только за это его до сих пор вспоминают добрым словом болельщики Эвертона.   

Фергюсон в те годы был яркой восходящей звездой шотландского футбола. Профессиональную карьеру он начал в Денди Юнайтед. Высокий (193 см), физически мощный, отлично играющий головой и обладающий «мюллеровским» чувством гола, форвард не мог быть не замечен шотландскими грандами. В 1994 году Глазго Рейнджерс купил талантливого нападающего за 4 миллиона фунтов стерлингов, для того времени рекордная сумма трансфера в Великобритании. Но по-настоящему заиграть в Рейнджерс Дункану Фергюсону было не суждено. И причина этого меньше всего касалась футбола: буйный по характеру, сверхагрессивный шотландец постоянно был в центре каких-то полукриминальных заварушек. То он избил двух таксистов, то был доставлен в участок после драки в пабе, то разбил лицо полицейскому при исполнении. В активе Фергюсона было несколько судебных разбирательств и год условно. Но апофеозом его буйства стал инцидент в матче Рейнджерс с Рэйт Роверс. В одной из атак Дункан грубо завалил защитника гостей Джона Макстея, а когда тот посмел выразить свое недовольство, фирменным ударом головой в кровь разбил физиономию бедолаги. Поразительно, за это нарушение Фергюсон не удостоился даже горчичника, но происшествие получило большой общественный резонанс, подключились пресса и телевидение, в итоге дело закончилось тремя месяцами реального срока. Правда, поклонники Рейнджерс до сих пор уверены, что столь суровое наказание прокурор, преданный поклонник Селтик, вынес по чисто футбольным мотивам. Дункан Фергюсон отправился в камеру, а руководство Рейнджерс стало лихорадочно искать варианты, чтобы сплавить куда-нибудь скандального игрока. Тут и подоспело предложение Эвертона.

Так что, отсидев 44 дня в знаменитой тюрьме Глазго «Барлинни», строптивый нападающий отправился покорять Ливерпуль. Нельзя сказать, что ему с первой попытки удалось завоевать сердца болельщиков. Началось все с того, что на пресс-конференцию презентации он явился в красном пиджаке, а для фанатов Эвертона красный цвет, что красная тряпка для быка. В первых шести матчах он ни разу не забил, да и по игре не слишком выделялся. Все изменилось, словно по мановению волшебной палочки, 21 ноября 1994 года. В этот день на Гудисон Парк ждали в гости Ливерпуль. Что значит мерсисайдское дерби для ливерпульцев, объяснять не нужно: можно с треском провалить сезон, но если удастся хоть раз щелкнуть по носу «красных», болельщики простят все. Тем более, что в последних 10 противостояниях статистика для ирисок была удручающей: 4 ничьи, 6 поражений. Ливерпуль в таблице четвертый, Эвертон на последнем месте. Ночь перед дерби Фергюсон провел в полицейском участке, его в очередной раз задержали за вождение в нетрезвом виде. Еще не совсем очухавшегося шотландца практически из полиции доставили на стадион. Чем руководствовался Джо Ройл, ставя в состав на такой матч Фергюсона, непонятно. То ли других вариантов не было, то ли на тренера снизошло озарение. Как бы там ни было, на поле болельщики увидели совсем другого футболиста. Дункан успевал повсюду, затерроризировал оборону Ливерпуля и добился своего. На 57 минуте он исполнил то, что умел делать лучше всего: выиграл позицию, мощно выпрыгнул и сильно пробил головой – 1:0! А на 89-й минуте Пол Райдаут довел счет до 2:0. И знаете, кто ему ассистировал? Конечно же, Дункан Фергюсон. Стоит ли говорить, что после этого матча болельщики боготворили шотландца, дав ему прозвище «Большой Данк».

В бою все средства хороши...
Да я тебя…

Джо Ройл в одном из интервью сказал: «Фергюсон стал легендой раньше, чем стал хорошим игроком». Коуч прививал своим игрокам жесткий, агрессивный стиль игры. Партнеры Фергюсона подобрались ему под стать, не зря же полузащиту Эвертона прозвали «The Dogs of War» — «Бойцовские псы». Большой Данк стал вожаком этой стаи. После того памятного дерби команда преобразилась, легко выбралась с последнего места турнирной таблицы, а в Кубке Англии добралась до финала. 20 мая 1995 года на Уэмбли в юбилейном 50-м послевоенном розыгрыше Кубка сошлись Эвертон и, казалось бы, непобедимый в те годы Манчестер Юнайтед. Игра получилась тяжелая, но ириски на кураже дожали и этого соперника. Все решил единственный гол, забитый Полом Райдаутом. Фергюсон, едва залечивший очередную травму, начал матч на скамейке запасных, но на 51-й минуте заменил Райдаута и вместе с товарищами отстоял победу. 79 592 зрителя стали свидетелями триумфа Эвертона. Триумфа духа, триумфа воли к победе.  

Лучше всего Дункан Фергюсон играл головой
Вот в таком стиле он наколотил 38 голов

Британский футбол конца прошлого века – это напор, агрессия, жесткая борьба на каждом сантиметре поля, навесы и отличная игра на втором этаже. Большой Данк не отличался высокой техникой, но его сильнейшие качества как раз соответствовали такому стилю игры. Да плюс характер, харизма, как принято сейчас говорить. Поэтому неудивительно, что его так обожали болельщики, и он им отвечал тем же. На левом предплечье Фергюсона красуется татуировка без особых изысков – эмблема Эвертона, а в ней его девятый номер. Конечно же, прибавили популярности игроку и две истории с ограблением его дома. В первом случае ворам не повезло – хозяин оказался дома. Одному грабителю посчастливилось убежать, а второму пришлось на себе испытать силу кулаков Большого Данка. Прибывшей полиции пришлось доставить несчастного в тюремную больницу, а Дункан от усердия сломал палец правой руки. При втором ограблении Фергюсон уже берег руки, застав вора в комнате у раскрытого бара, он просто огрел его по голове бутылкой виски. Когда в 1998 году председатель Совета директоров Эвертона Питер Джонсон за спиной тогдашнего тренера ирисок Уолтера Смита продал Большого Данка за 8 миллионов в Ньюкасл Юнайтед, болельщики были в ярости. Они так и не простили Джонсона, он вынужден был покинуть клуб.

Эмблема Эвертона - татуировка на всю жизнь
С Эвертоном навсегда

Сменивший Джонсона на посту председателя клуба Билл Кенрайт обещал вернуть Фергюсона в команду. И обещание свое сдержал – в 2000-м кумир вернулся в родные пенаты. И снова фанаты скандировали «Big Dunc! Big Dunc! Big Dunc!». Но годы брали свое, все чаще форварда мучили травмы, Дэвид Мойес сделал Фергюсона своим секретным оружием – он поднимал Большого Данка со скамейки, когда было совсем тяжело. И тот снова своим примером гнал ирисок к чужим воротам, забивал решающие голы, наводил панику на защиту соперников. Особенно в сезоне 2004-2005, когда Эвертон взобрался на 4 место и попал в Лигу чемпионов. Финский защитник Ливерпуля Сами Хююпия говорил: «Самое страшное что вы можете встретить в своей штрафной площадке это Дункан Фергюсон», а другой известный защитник как-то с долей уважения в сердцах бросил: «Биг Данк это альфа-самец в бутсах!»

Но все когда-нибудь заканчивается, закончилась и игроцкая карьера Фергюсона. Ушел он красиво, как настоящий лидер. 7 мая 2006 года в матче с Вест Бромвич Альбион на последней минуте матча он забил свой последний гол, спасший Эвертон от поражения – 2:2.        

На футбольном поле Большой Данк не щадил ни себя ни соперников. Наверное, нет защитника, который на собственной шкуре не испытал мощь локтей, а иногда и кулаков неистового форварда. Долгое время ему принадлежал рекорд АПЛ по удалениям. Красных карточек у него насобиралось целых 8 штук. Это потом его догнали по этому показателю Патрик Вийера и Ричард Данн. Но если француз и ирландец наказывались просто за грубую игру, то Фергюсон свои красные получал за разборки после свистка – он просто всегда оставлял за собой последнее слово. 

За свою карьеру Дункан Фергюсон забил в АПЛ 60 голов. Примечательно, что две трети из них (38) забил ударом головой. В воздухе ему в те годы не было равных. Хотя, было бы неверным считать его этаким нападающим-столбом, за сезон на его лицевом счету набиралось до 30 ассистов.

Дункан Фергюсон и Роберто Мартинес
На капитанском мостике с Роберто Мартинесом

Повесив бутсы на гвоздик, Фергюсон пять лет жил на Мальорке. Но футбол так просто не отпускает. Если ты слышал, как поет стадион, — это на всю жизнь. В 2011 он попросил Дэвида Мойеса взять его в молодежную академию Эвертона. Три года готовил резерв для основной команды, а в 2014 Роберто Мартинес пригласил его в свой тренерский штаб. С тех пор, кто бы ни приходил на капитанский мостик ирисок, Большой Данк неизменно был рядом. Он работал с Роберто Мартинесом, Рональдом Куманом, Сэмом Эллардайсом и Марку Силву. Не знаю, чему он научился у этих крупных тренеров, но заводить команду, настраивать игроков, заставлять их играть на пределе возможностей он умеет лучше, чем все они вместе взятые. После увольнения Марку Силву ему предоставилась возможность самому порулить в 4 матчах. И его парни не подвели – яркая победа над Челси и 3 ничьих, без поражений. Вы видели, как после победы, он бросился обнимать бой-болла? Весь стадион рыдал от переизбытка эмоций. И, наверное, он автор еще одного рекорда АПЛ среди и.о. главного тренера – 4 матча, 2 обратных замены. В Эвертон пришел звездный Карло Анчелотти и Большой Данк снова отошел в тень. Но, мне кажется, Дункан Фергюсон обязательно когда-нибудь самостоятельно возглавит Эвертон.

И в заключение, несколько отвлеченных заметок.

  • Сэр Алекс Фергюсон его родной дядя. Вот ведь какие  сильные футбольные гены у прославленного Сэра Алекса;
  • В интернете, в средствах массовой информации нашего героя величают Данкан, но сам Биг Данк в одном интервью на вопрос, как же все-таки правильно его называть, ответил: «Я шотландец. А в шотландском языке есть только имя Дункан».
  • На критику за грубую игру шотландец ответил: «Я никогда не начинал первым. Но, правда, всегда заканчивал».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *